Московский бунт во время чумы

История ещё одного бунта в царствование Екатерины II — о том, как москвичи восстали против властей из-за запрета молиться у иконы Божей Матери.

Всем привет! На связи Культурологический Ликбез. В истории России было огромное количество различных восстаний и смут. Даже есть целый период, названный Бунташным веком (XVII век). В этой связи все хорошо помнят восстание Разина и Пугачёва, соляные и медные бунты, но естественно череда волнений в романовской России этим не ограничивается. Один не очень известный, но показательный бунт произошёл в Москве при царствовании Екатерины II в 1771 году. Вообще, царствование Екатерины Великой тоже можно считать, своего рода, бунташным веком. А причины проста: большее закабаление крестьянства ради большего благосостояния дворян и их вольностей. Народ сложно обмануть.

В январе 1771 года вспыхнула эпидемия, казалось бы, давно забытой болезни — чумы. Эту заразу из Турции привезли вместе с трофейными мотками шерсти наши солдаты (тогда шла очередная Русско-турецкая война). Болезнь очень быстро распространилась по городу и всего за полгода, к августу достигла такой силы, что московский главнокомандующий П. С. Салтыков и обер-полицмейстер И. И. Юшков бежали из Москвы. Город был брошен на произвол судьбы. Естественно, начались грабежи и разбои. Трупы умерших бессистемно зарывали в садах, огородах или складировали в подвалах. Работой по утилизации трупов исполняли — мортусы (как в средневековой Европе), которых набирали из колодников, обещая им прощение преступлений, если они, конечно, выживут.

В таких условиях жители искали спасения в религии, в частности, у одной из заступниц земли Московской — у чудотворной иконы Боголюбской Божий Матери, располагавшейся у Варварских ворот Китай-города. Толпы устремились туда, прикладывались к иконе, служили молебны и отдавали последние деньги. Естественно, скученность народа способствовала распространению чумы. Митрополит Московский Амвросий распорядился убрать икону, а ящик с пожертвованиями запечатать. Когда солдаты решили исполнить приказ, начался настоящий бунт.

По городу сразу же прошёл слух о том, что "Богородицу грабят!" и на защиту иконы около Варварских ворот очень быстро собралось тысячи людей, вооружённые инвентарём, камнями и палками. Солдаты были разогнаны, и толпа кинулась в Кремль, чтобы расправиться с Митрополитом Амвросием. Тот попытался укрыться в Даниловском монастыре, но бунтующий люд нашёл его там, выволок на улицу и растерзал.

В такой ситуации дворяне, чиновники и офицеры попрятались в страхе по домам. Только один генерал-поручик П. Д. Еропкин не растерялся. Он приказал стрелять по восставшим картечью. А картечь имеет уникальное воздействие на живую силу — кого не убьёт, того либо сильно покалечит, либо напугает до смерти. Толпа была рассеяна.

Для наведения порядка с старую столицу прибыл Г. Г. Орлов. И он отлично справился со своей задачей. Он привёз врачей из Петербурга, усилил карантинные меры, наладил снабжение и организовал бесплатное питание. Даже свой московский дом Орлов отдал под больницу. К ноябрю, благодаря принятым мерам и наступлению холодов, чума закончилась. По официальным данным, жертвами чумы стали около 200 тысяч человек. Чтобы понимать масштаб смертей: ровно столько проживало людей в Москве к началу XVIII столетия.

Завершая этот сюжет, приведу лишь полную цитату Пушкина по поводу другого бунта времён правления Екатерины II, но отлично сюда подходящую: "Не приведи Бог видеть русский бунт — бессмысленный и беспощадный. Те, которые замышляют у нас невозможные перевороты, или молоды и не знают нашего народа, или уж люди жестокосердные, коим чужая головушка полушка, да и своя шейка копейка".

А на сегодня всё. С вами был Культурологический ликбез.

Об авторе Культурологического Ликбеза: небольшой пост для знакомства.